Омская школа тенниса

"Хотела бы стать невидимкой"

 

24 января Вера Звонарева  дала ответы на некоторые вопросы "почитателям  большого тениса"

 

О ЖИЗНИ ВНЕ КОРТА СПОРТСМЕНКИ

– Начнем с вопроса пользователя с ником flyers, который попутно желает вам «побед на всех фронтах», сообщает, что «всегда болеет только за вас», а также о том, что «вы – прекрасны!».
– Спасибо большое! – благодаря галантному читателю бездонные голубые глаза Веры вспыхивают на первых же секундах беседы.
– Он интересуется: какие виды спорта вам нравятся, помимо тенниса?
– Хоккей, волейбол – простой и пляжный.
– А хоккей какой?
– С шайбой, конечно.
– Почему же «конечно», если у вас мама играла в хоккей на траве, а папа – в хоккей с мячом.
– Ну вот так получилось. Причем в хоккей на траве я с мамой в детстве даже играла по выходным. А вот за так называемым бенди слежу не очень сильно. Знаю только, что в подмосковном Красногорске есть команда. «Зоркий», кажется, называется, да?
– Именно. А на коньках сами твердо стоите?
– Стоять точно могу, поскольку в детстве занималась фигурным катанием года два. Бывает, конечно, что и сейчас иногда выхожу на лед. Первые шаги даются с неимоверным трудом – лишь бы не убиться. Но потом как-то раскатываюсь потихоньку.
– Айнур Вали спрашивает: «Есть ли у вас любимая книга?»
– «Петр Первый» Алексея Толстого. Настолько понравилось, что два раза читала.
– Чем зацепило?
– Главным героем. Петр Алексеевич один из тех исторических героев, что близок мне по духу.
– Книжка-то, помнится, не маленькая: на сколько турниров хватило?
– Жизнь профессионального теннисиста очень загружена всякой обязаловкой, и времени на отдых или развлечения остается очень мало, вы правы. Но если книга сильно нравится, то ее проглатываешь моментально, не задумываясь об окружающем мире. Первый раз я вообще еще в школьном возрасте Толстого прочла – за пару выходных дней.
– Айнур продолжает интересоваться вашими творческими пристрастиями: «Что звучит в ваших наушниках?»
– Музыку я слушаю очень часто. Перед матчами – постоянно. Что-то энергичное, чтобы себя как-то завести, приободрить. В фаворитах однозначно Рианна. Из наших – «Агата Кристи».
– Пользователь SDV благодарит вас за доброту и спрашивает: «Знаю, что на интернет-аукционе вы продаете свои теннисные аксессуары, а также аксессуары других теннисных звезд. Насколько охотно помогают коллеги в этом деле? Кто из теннисистов проявляет наибольший интерес? Были ли такие, кто вам отказал? Насколько удачно развивается этот ваш проект? Удается ли оказывать реальную помощь больным детишкам?
– На самом деле этот аукцион – лишь малая часть деятельности моего фонда, помогающего детям с синдромом Ретта*. Фонд – благотворительный, и туда поступают пожертвования не только через аукцион, но и от взносов спонсоров, я отчисляю туда определенный процент со своих призовых. Наши игроки всегда с большим удовольствием что-то передают для аукциона. Не было отказов и от иностранцев – и Роджер Федерер, и Рафаэль Надаль охотно откликнулись в свое время на мою просьбу помочь.
– Слышал, что зарегистрировать благотворительную организацию в нашей стране – это не поле перейти.
– Это правда. Мы больше года мучались, пока не преодолели все бюрократические препоны. И вот теперь наконец работаем совершенно официально. Создали сайт, на котором любой родитель может зарегистрироваться и получить помощь – и консультативную, и финансовую. Так что, возвращаясь к вопросу читателя, в меру сил мы оказываем всевозможную реальную помощь.
– Бывает, что беда приходит и в саму теннисную семью: еще год назад тут в Мельбурне играла Алиса Клейбанова, а теперь она, увы, на больничной койке – лечится от болезни Ходжкина**...
– Это просто ужасно. Алиса очень хорошая девушка, которую я всегда уважала и как игрока, и как человека. В конце прошлого сезона я даже съездила к ней в Италию, чтобы хоть как-то поддержать. Она держится молодцом, не падает духом, отказывается от любой помощи и полна решимости когда-нибудь вернуться в наш профессиональный тур. Желаю ей скорейшего выздоровления и хочу, чтобы она знала: вся теннисная семья – по крайней мере российская – всегда готова прийти к ней на помощь.
– Соблюдаете ли вы сейчас какую-нибудь диету? – спрашивают пользователи.
– Специальной диеты нет. Просто стараюсь всегда есть здоровую еду. Иногда прибегаю к раздельному питанию. Ем и после шести, и много позже – смотря когда матч заканчивается.
– Любите ли вы позировать для журналов?
– Точно нельзя сказать, что люблю. Но иногда делаю это, потому что всегда интересно попробовать что-то новое, посмотреть на себя с другого ракурса, отвлечься. С другой стороны, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что, не будь я игроком высокого уровня, меня бы никогда никуда сниматься не позвали.
– Читатель хочет знать, счастливы ли вы в личной жизни, свободно ли ваше сердце?
– Не люблю распространяться о своей личной жизни. Возможно, по окончании карьеры я буду готова говорить на эту тему.
– Какая самая безумная трата денег в вашей жизни?
– Квартиру вот в Москве покупала...
– Ну это безумная по масштабам вложений. А если говорить о некоей бесшабашности?
– Один раз зашла в магазин и купила сразу семь платьев. Зато потом на два года хватило.
– Уважаете шопинг?
– Как раз нет – устаю быстро. Мне легче на корте три часа отбегать, чем два по магазинам.
– А на что потратили свои первые призовые?
– Первый гонорар, заработанный еще лет в 16, я потратила на самокат. Маленький такой – они были тогда очень популярны.
– Вы объездили весь мир: читатели просят назвать три самые любимые страны или города.
– Я люблю разнообразие. Поэтому мне очень нравится в самых разных местах. Тройка такая: Амстердам, Токио, Окленд. Если кто-то не был в США, то обязательно надо съездить в Нью-Йорк, в Калифорнию.
– Какой самый необычный подарок делали вам на день рождения?
– Однажды прихожу домой, а там – нереальное количество цветов, вся квартира ими украшена. Это было, конечно, незабываемо...
– Чем вы хотели бы заниматься после окончания теннисной карьеры?
– Мне интересно было бы попробовать себя в качестве тренера. Но только не сразу по окончании карьеры, а чуть погодя.
– А как же дипломатическая карьера – зря, что ли, вы в Дипакадемии второе образование получаете?
– Не зря. Работа в качестве представителя России в какой-либо крупной международной организации мне тоже была бы очень интересна.
– Если бы вы стали журналисткой, у кого взяли бы свое первое интервью?
– У Нельсона Манделы. Самый любопытный для меня персонаж современной истории.
– Сидите ли вы в социальных сетях?
– Только в твиттере. Там реально я сижу и пишу туда. Свои страницы в других сетях посещаю крайне редко, от некоторых даже не помню пароли, а потому там развелось много двойников. Будьте бдительны!

 

О ТЕННИСНОЙ ЖИЗНИ

– Вам нравится, когда болельщики кричат вам: «Верим в Веру!»?
– Да, я не раз слышала, когда так кричат. Я вообще люблю, когда за меня болеют. Мои болельщики – одна из главных мотиваций в моей карьере.
– Читатель пишет: «У меня дочке три годика, в каком возрасте лучше отдавать ее в теннис? И в какую спортшколу?»
– Я субъективна: для меня нет тренера лучше Крючковой. Екатерина Ивановна меня вырастила, поэтому, безусловно, всем советую идти к ней, в «Чайку», мой родной клуб. Но три года – рановато для тенниса. Считаю, что раньше шести лет нет смысла отдавать в секцию. До этого возраста можно заниматься простым физическим развитием. Разноплановым.
– Элемент вашей игры, который хотели бы улучшить?
– Таких полно – как видите, старт сезона у меня не задался.
– А какое тренировочное упражнение вы ненавидите больше всего и какое любите?
– Никогда не любила бегать к сетке за коротким мячом, а потом сразу возвращаться к задней линии за свечой – было у нас такое убийственное упражнение в секции. А вот бег, всякого рода восьмерки – это всегда пожалуйста, это мне в радость.
– Видели, как Багдатис в Мельбурне за минуту четыре ракетки угробил?
– Да, показывали по телевизору.
– Пользователи любопытствуют: «Сколько ракеток за матч вы сможете сломать?»
– Много. Когда что-то не получается, то такой выплеск эмоций даже на пользу. Другое дело, что со зла я чаще ломаю ракетки на тренировках, а не в игре. В игре они у меня ломаются от того, что я часто подрезаю с ходу очень низкие мячи. Ракетки задевают за корт и портятся.
– Насколько тесно вы общаетесь со спортсменками из других сборных?
– Теснее всего сходишься с теми, с кем ты провел бок о бок уже много лет, с юниоров. Для меня это Люси Сафаржова из Чехии, итальянка Флавия Пеннетта, француженка Марион Бартоли.
– Если говорить о новом поколении российских теннисисток, то оно слабее или сильнее вашего?
– Если под новым подразумевать юниоров – Хромачеву, Гаврилову, то пока рано делать какие-то выводы. Путь из юниоров во взрослый теннис тернист и долог. По дороге всякое может стрястись.
* Синдром Ретта – наследственное заболевание, вызывающее тяжелую умственную отсталость.
** Лимфома Ходжкина – одна из разновидностей рака лимфоидной ткани.

 

О БАХЕ, ПУШКИНЕ И ВАСНЕЦОВЕ

«Я бы с удовольствием поучаствовала в каком-либо телешоу типа «Танцы на льду», которые я смотрю, – призналась Вера, отвечая на один из читательских вопросов. – Еще мне нравится смотреть разного рода серьезные интервью по ТВ, когда с известными людьми беседует Дибров или Познер, например». Ну как было после этого на десерт не предложить Звонаревой ответить на ряд вопросов знаменитой «Анкеты Марселя Пруста», которую в каждой своей программе использует Владимир Познер.
– Какие добродетели вы цените больше всего?
– Честность, справедливость, доброта, искренность.
– Качества, которые вы больше всего цените в мужчине?
– Честность.
– Любимый поэт?
– Пушкин.
– Композитор?
– Бах.
– Художник?
– Не могу сказать, что живопись меня как-то особенно трогает, но если и выделять кого-то, то пусть это будут Васнецов и Рембрант.
– Что является вашим главным недостатком?
– Слишком много думаю. Самокопание!
– Что вы больше всего ненавидите?
– Когда люди врут.
– Какой момент в военной истории вы цените больше всего?
– Победу во Второй мировой войне.
– Способность, которой вам хотелось бы обладать?
– Быть невидимкой.
– Ваш девиз?
– Attitude is a decision. По-русски что-то вроде: «Настрой определяет результат».

 

ВОПРОС ОТ ЕЛЕНЫ ДЕМЕНТЬЕВОЙ
ОКУНУТЬСЯ? БЕЗ ПРОБЛЕМ!

Один из вопросов на «Прямой линии» задала наш обозреватель, олимпийская чемпионка Елена Дементьева:
– В свое время Джим Курье выступал на Australian Open и пообещал в случае победы искупаться в реке Ярра в Мельбурн-парке. И – сдержал слово! Вера, на что ты готова ради победы на «Большом шлеме»?
– Искупаться – без проблем! Спасибо, Лена, за вопрос!