Омская школа тенниса

Франческа Скьявоне: «Если вас спрашивают о завершении карьеры, посылайте к черту!»

 

Чем Москва привлекает теннисистов и их тренеров? О чем никогда не нужно спрашивать Франческу Скьявоне? Какие опасности подстерегали в «Олимпийском» Снежану Янкович? Об этом и не только в первой записи блога «Говорит и показывает Москва», посвященного стартовавшему «Кубку Кремля».

Понедельник, как известно, день тяжелый: теннисному турниру, как ленивому работнику, требуется время, чтобы собраться с силами и выдать на-гора то, за что ему, собственно, и платят, то есть зрелище. Ожидать на старте турнира битв не на жизнь, а на смерть, не приходилось – их и не случилось, если не считать впечатляющего камбэка Веры Душевиной в первой партии матча против Роберты Винчи и печального во всех смыслах поражения Игоря Андреева от Андреаса Сеппи, после которого кремлевскому экс-чемпиону, а ныне обладателю уайлд-кард только и оставалось, что сетовать на не желающий залечиваться голеностоп. Впрочем, отдадим должное участникам мужской квалификации – Константин Кравчук, Душан Лайович и Михаэль Беррер решили очень постараться ради выхода в основную сетку.

Дабы внести оживление в журналистские ряды, организаторы женского турнира по традиции устроили в первый день All Access Hour, то бишь ту же самую пресс-конференцию, только не послематчевую, с первой четверкой сеяных. Но вместо квартета вооруженной камерами и блокнотами публике было представлено трио, вследствие чего в медиапространство было запущено сообщение, что Марион Бартоли на «Кубок Кремля» еще и не думала приезжать. К счастью, уже буквально через пару часов Марион вместе с отцом бодренько прохаживалась по бродвею «Олимпийского» и одной левой подписывала автографы. Кстати, вы не представляете, насколько стройнее Марион выглядит в жизни, чем на экране – вот уж действительно случай, когда камера прибавляет человеку лишние килограммы…

Но вернемся ко «вседоступным» девушкам. Агнешка Радванска, с одной стороны, уверяла, что после азиатского дубля полна сил, с другой – производила впечатление человека, который собирается выиграть в Москве лишь один матч. Ну, стрингеры ей в помощь.

Вера Звонарева, которую хоть сейчас отправляй мидовским работником на Ближний Восток,  рассказала о том, как важен для нее домашний турнир и как она будет выкладываться на нем, объяснила, что регулярно расстается с тренерами потому, что от каждого из них успевает получить все возможное и хочет расти дальше, и призналась, что «вообще почти ничего не достигла в теннисе».

Франческа Скьявоне, полюбившая «Кубок Кремля» за небыстрые корты, на которых она успевает делать все, что задумано, объяснила, что в прошлом году не приехала в Москву, поскольку мыслями была уже в Дохе, утвердила абсолютное равенство шансов в отдельно взятом матче против Серены Уильямс (так и сказала: раньше, мол, шансы были 60 на 40 в пользу Серены, а нынче – фифти-фифти) и пообещала произвести революцию в своей жизни в 2012 году. Ну, что ж, хоть у кого-то в двенадцатом году что-то изменится…

Но гвоздем программы стала реакция Чески на прямой вопрос ее малолетнего поклонника: когда же она завершит карьеру? Изменившись в лице, покачав головой и вздохнув, Скьявоне спросила в ответ: «Кто тебя научил задавать такие вопросы?». Поклонник объяснил, что интересуется, любя, с целью заранее приготовиться к печальному для него событию. «Тогда – ладно, – оттаяла итальянка и добавила: – Все люди разные, кто-то заканчивает в семнадцать, кто-то в двадцать пять, кто-то в тридцать. Не нужно ориентироваться на других». А затем Франческа дала всем коллегам по цеху бесплатный, но ценный совет, суть которого можно сформулировать так: если вас спрашивают о завершении карьеры, посылайте к черту!

Не менее интересные мизансцены выстраивались и на бродвее, где зрители и болбои охотились на участников турнира. Среди них можно было заметить очень довольную собой Ализе Корне, квалифицировавшуюся в основной турнир, и добившегося аналогичного успеха Жереми Шарди, один из членов обширной команды которого был принят ребятней за действующего игрока и от неожиданности начал раздавать автографы. Его робкое «I’m not a player» уже никого не интересовало.

Неразлучные испанки Аранта Парра-Сантонья и Нурия Льягостера-Вивес прохожих волновали мало, а посему расслаблено кушали фрукты и игрались со знакомыми детьми.

На бегу фотографировались и подписывали, что приходилось под руку, Янко Типсаревич и Надежда Петрова. Впрочем, у россиянки повод торопиться был: ее матч против Евгении Родиной открывал вечернюю программу на центральном корте, и ничего хорошего, кроме результата, из этой встречи для Петровой не вышло.

Важно, как и подобает экс-первой ракетке мира, и улыбаясь при виде камеры, несла себя вдоль кортов Елена Янкович, бросавшая на произвол судьбы то Рикардо Санчеса, пытавшегося с высоты разглядеть ее в тренировочной зоне, то собственную мать. Для Снежаны подъемы и спуски по крутой лестнице, ведущей в офис турнира, чуть не обернулись ЧП: споткнувшись на верхней площадке, она едва не рухнула через перила прямо в павильончик стрингеров.

 

Как всегда, самим очарованием предстал Дмитрий Турсунов, шутя, улыбаясь и игнорируя раздававшиеся из Players Lounge возгласы «Митя, ну тебя же тут ждут!», фотографировался и автографировался с облепившими его детьми.

И все же самой жизнерадостной и смешливой в этот день была Галина Воскобоева, которая начинала сезон на 621-м месте в рейтинге, а заканчивает его в Топ-60. Пройдя квалификацию, она была готова фотографироваться буквальным с каждым, кто ее об этом просил, а таких набралось рекордное в этот день число.

Поблизости была и соавтор воскобоевских свершений Алина Жидкова, которую грех было не расспросить о новых для нее тренерских ощущениях.

– Как у игрока у меня остались от турнира позитивные воспоминания, организация его всегда была хорошей, еда была очень вкусной, приходило много друзей и родственников, – сказала Алина. – Сейчас получается все то же самое, только играть не надо (смеется).

– Но ведь наблюдать за подопечным занятие не менее нервное, чем играть самому, вы не согласны?

– Нет, я согласна. Раньше, когда мне близкие говорили, что очень устают и волнуются, когда смотрят мои матчи, я думала: «Чего же они так переживают?». А сейчас я сама оказалась в этой тарелке, и приходится признать: сидишь, нервничаешь, а сделать уже ничего не можешь, разве что подсказать да поддержать морально. Ох, тяжелое это дело…

– Но Галина вас на «Кубке Кремля» пока что радует?

– Да, у нее были непростые матчи, но я довольна тем, как она играла, особенно сегодня. Конкретной задачи на турнир мы не ставили: в теннисе никогда нет ничего определенного, потому что все борются, все стараются. Но задачу на год – подобраться как можно ближе к Топ-50 – мы выполнили. Получается, что этот турнир – для себя, для души, для родных. Будем выходить, стараться играть на своем уровне и наслаждаться ситуацией.

– Европейский зальный сезон был когда-то очень зрелищной частью теннисного календаря, а сейчас от него остались две игровые недели. Зато как на дрожжах растут азиатские турниры, на которые и зрители-то не ходят. Вам не жалко зального тенниса?

– Я всегда обожала быстрые покрытия, а зал тем более. Быстрое покрытие в зале было для меня идеальной обстановкой. Я думаю, что теннису Гали это тоже подходит, потому что она мощный игрок и хорошо подает. Но, увы, организация турниров от нас не зависит. Кто дает деньги, кто может спонсировать – туда и идут турниры. В данный момент Азия на подъеме.

– Мнением игроков по этому поводу руководство тура не привыкло интересоваться?

– Это всегда был больной вопрос, всегда на всех встречах игроков проблема взаимоотношений с руководством WTA обсуждалась, но, к сожалению, все сводится к деньгам. Календарь такой, какой он есть, и нужно к нему адаптироваться.

– Средний уровень женского тенниса за последние годы существенно вырос, но в то же время явного лидера, способного придать туру солидности, сейчас нет. Вас не смущает такая ситуация?

– Я всегда считала, что разнообразие игроков, способных конкурировать между собой, лучше, чем лидерство двух-трех персонажей. Думаю, и зрителям прийти посмотреть на новых победителей интереснее, чем наблюдать за тем, как кто-то один выигрывает все подряд.

– Планы на межсезонье уже составлены? Чем займетесь?

– В первую очередь, отдыхом. Две-три недели нужно обязательно отдохнуть от тенниса и восстановиться, потому что столько в этом году мы отыграли, столько отъездили… У меня ощущение, что я сейчас езжу по миру больше, чем когда сама была игроком. В общем, будем отдыхать. Галя, наверное, на море, а я – во Флориде, где живу, то есть тоже на море.