Омская школа тенниса

Дотянуться до звезд

 

Сейчас даже трудно представить, как тяжело далось Роджеру Федереру, впоследствии поставившему рекорд по непрерывному пребыванию на верхней строчке рейтинга АТР, первое восхождение туда. В блоге «С миру по Нитке» – глава из книги Рене Штауффера «В поисках совершенства», посвященная трудным месяцам после первой победы на турнире «Большого шлема». 

Рене Штауффер «В поисках совершенства. История Роджера Федерера».

 

Дотянуться до звезд

«Наконец добавив к своему резюме победу на турнире «Большого шлема», Роджер Федерер смог сосредоточить свое внимание на другой цели – первом месте рейтинга АТР. Лондон Федерер покинул третьей ракеткой мира – позади 33-летнего Андре Агасси и чемпиона «Ролан Гаррос» Хуана Карлоса Ферреро. Раньше швейцарец говорил, что пока преждевременно думать или обсуждать первую строчку рейтинга. «Тогда было рано. Я понимал, что сначала надо добиться результата на «Шлеме». Мне это удалось. Теперь я уверен, что в будущем у меня будут шансы стать первой ракеткой мира».

Шансы, о которых говорил Федерер, появились гораздо раньше, чем ожидалось. Через день после 22-летия швейцарец уже был в одной победе от первой строчки рейтинга. Ему надо было в полуфинале турнира в Монреале победить Энди Роддика. Федерер выиграл последние четыре очных встречи, да и воспоминания о полуфинале «Уимблдона» были еще свежи в памяти обоих игроков. Но даже несмотря на все это и на то, что Роджер вел 4:2 в решающей партии, он был напряжен и скован. Десять двойных ошибок прикончили его первый шанс на первую строчку – он потерпел поражение со счетом 4:6, 6:3, 6:7. «Я так нервничал, что меня всего трясло», – признался он позже.

Через неделю в Цинциннати у Федерера был еще один шанс стать первым – надо было выйти в полуфинал. Но во втором круге его обыграл Давид Налбандян.

Последний турнир «Большого шлема» в сезоне – US Open – вновь предоставил ему возможность забраться на вершину. К моменту начала турнира шансы Федерера на первую строчку выглядели как никогда прежде реальными, поскольку из всех претендентов ему надо было защищать меньше всего очков. Первые три круга он прошел без особых проблем, но в четвертом круге его соперником опять стал не кто иной, как Давид Налбандян.

СМИ и теннисные аналитики называли аргентинца заклятым соперником Федерера. В профессиональном туре они сыграли четыре матча, и четыре раза Налбандян выходил победителем. Но Федерер решительно не соглашался с тем, что боится аргентинца больше всех других игроков.

«Меня огорчает такое мнение, потому что я никогда этого не говорил, и мне вообще кажется, что дело обстоит иначе, – почти дерзко заявил он репортерам в Нью-Йорке, – Я никогда не проигрывал ему разгромно, в юниорах даже обыгрывал».

Вторая неделя US Open стала для всех тяжелым испытанием, потому что дождь превратил расписание турнира в полный хаос. Матчи четвертого круга, запланированные на вторник, не удавалось начать до 3 часов дня четверга. После четырех часов игры и еще двух перерывов Федерер – в пятый раз в профессиональном туре – проиграл Налбандяну – 6:3, 6:7, 4:6, 3:6. Аргентинец по-прежнему был для него неразрешимой проблемой.

 «Мне сложно понять, почему я начинаю вести и проигрываю, – сказал Федерер после поражения, – Я знал, что нужно играть агрессивно. Но я не понимаю, насколько можно и нужно рисковать на подаче, когда играю с ним. Он очень многие мячи принимает быстро и прекрасно читает мою игру. Я не знаю, что с ним делать». Федереру только и оставалось, что со стороны смотреть, как Налбандян вышел в полуфинал, где в пяти душераздирающих сетах  проиграл Роддику – хотя вел 2:0 по партиям и имел матч-пойнт. Роддик в итоге выиграл турнир, обыграв в финале Хуана Карлоса Ферреро, занявшего первую строчку рейтинга благодаря выходу в финал. Американец после первой победы на турнире «Большого шлема» плакал точно так же, как Федерер два месяца назад на «Уимблдоне». До этого Роддик выиграл турниры в Монреале и Цинциннати и поднялся на второе место табеля о рангах.

Следующими в планах Федерера стояли Мельбурн и полуфинал Кубка Дэвиса против Австралии. По предложению и Федерера, и Ллейтона Хьюитта обе команды посвятили матч памяти Питера Картера. Была специально изготовлена серебряная салатница, которую вручили родителям тренера.

После того, как Хьюитт открыл встречу легкой победой над Мишелем Кратошвилем, Федерер в повторении финала «Уимблдона» обыграл Филиппуссиса со счетом 6:3, 6:4, 7:6. В важнейшем парном матче Федерер и уже возрастной Марк Россе в пяти сетах проиграли Уэйну Артурсу и Тодду Вудбриджу – Австралия перед финальным днем соревнований повела 2:1. Швейцарцам нужно было вырвать два очка в одиночных матчах, чтобы выйти в финал Кубка Дэвиса.

Холодным воскресным днем Федерер и Хьюитт вышли на арену Рода Лэйвера.  Федерер довольно легко обыгрывал австралийца и вел дело к 11-й подряд победе в матче Кубка Дэвиса – счет был 7:5, 6:2, 5:3. Но когда до триумфа оставалось два очка, ситуация изменилась. Небольшого спада в игре Федерера было достаточно Хьюитту, чтобы при поддержке 12 000 зрителей вернуться в борьбу.

После того, как он на тай-брейке выиграл третий сет, а потом и четвертый со счетом 7:5, счет по партиям стал равным. В начале пятого сета было так холодно, что многие швейцарские журналисты с трудом делали записи – от мороза у них не гнулись пальцы. Президент швейцарской федерации тенниса Кристин Унгрихт жаловалась швейцарским СМИ, что, по ее мнению, австралийцы специально не закрывали крышу над кортом, чтобы у Хьюитта было преимущество. «Они хотели, чтобы у Федерера было переохлаждение. Их действия не противоречат правилам, но я все равно буду жаловаться».

Федереру оказалось слишком сложно сбить Хьюитта с пойманного куража, и австралиец выиграл фееричный матч со счетом 5:7, 2:6, 7:6, 7:5, 6:1. Таким образом он вывел свою команду в финал. Хьюитт светился от гордости, когда рассказывал, что во время матча постоянно думал о камбэке Пэта Кэша в матче против шведа Микаэля Пернфорса в финале Кубка Дэвиса-1986. Федерер, появившийся в зале для интервью только через два часа после поражения, смиренно сказал: «Не может быть ничего обиднее такого поражения». Обратный перелет в Европу стал для него пыткой. Каждый раз, когда он просыпался, у него болело все тело и душа.

Федерер больше не надеялся, что в 2003 может стать первой ракеткой мира. «Роддик и Ферреро заслуженно стоят выше меня, – сказал он перед началом серии турниров в залах, – Ферреро лучше всех играет на грунте, а Роддик – на харде. Так что я просто хочу доказать, что я лучше всех играю в зале». Но и это ему не удалось. Несмотря на то, что он обыграл Карлоса Мойю в финале турнира в Вене и впервые в карьере преуспел в защите титула, оставшиеся осенние турниры желаемых успехов не принесли.

После поражения в полуфинале турнира в Мадриде от Ферреро Федерер в очередной раз не смог осуществить детскую мечту и выиграть турнир в родном Базеле. На крупнейших теннисных соревнованиях своей страны Федерер лишь отдаленно напоминал себя самого и проиграл Ивану Любичичу во втором круге. Следовавший за этим турнир в Париже также не принес Федереру звание лучшего в залах – в четвертьфинале он проиграл Тиму Хенмэну из Британии пятую из их шести встреч. Хенмэн вместе с Хьюиттом и Налбандяном образовали узкий круг принципиальных соперников Федерера.